» » Девушка с разорванной попкой

Девушка с разорванной попкой

Я возвращался из командировки в затерявшийся на карте мордовский городок. В подвалах угрюмого каменного здания, я провел больше недели, копаясь в архивных делах более чем полувековой давности. Когда-то здесь размещалось управление ГУЛАГ, да и теперь там было учреждение подобного рода. Один плюс, камеры в подвале здания теперь стали архивом. Сырым, неудобным и пахнущим тюрьмой.
Тюрьмой, вернее зоной, здесь пахло повсюду. Даже в привокзальном ресторане, куда я заглянул, по-глупости, в первый день, едва не нарвавшись на неприятности. Население города состояло из бывших зэков и вертухаев. Большинство их которых, почему-то, составляли кубические бабы с тяжелым взглядом.

Поезд из трех вагонов готов был вытащить меня из страны колючей проволоки. Единственный более-менее трезвый проводник, а может начальник поезда, завел меня в пустой купейный вагон и предложил выбрать любое место. Все двери, кроме одной, были открыты. Почти инстинктивно я открыл единственную закрытую дверь и заглянул внутрь. У прикрытого ночной шторой окна, сидела девушка в красной блузе, короткой юбке и черных чулках. Узкая полоска белой кожи пробивалась у подола. Как оказалась она здесь? Я улыбнулся и сел напротив, достав из рюкзака ноутбук. Она улыбнулась в ответ. Поезд неторопливо тронулся.
В коридоре кто-то хрипло сказал: «Заткнись хрыч, а то порежем. Где эта шлюха?» Бледное лицо девушки посерело. Дверь купе открылась и вошли двое. Типичные отморозки. На лице первого из вошедших появилось, что-то вроде улыбки.
— Смотри Стояк — девочка…
— Твоя?
Это было адресовано мне. Я резко бросил: «Нет», — мгновением раньше, чем острый каблук впился мне в подъем.
— Значит моей будешь.
Констатировал первый, буквально вжав девушку в стенку.
— Как тебя зовут цыпочка?-Спросил первый.
— Вика.
— Ваша Вика, наша пика.
Пошутил балагур и закурил.
— Забуримся?
Сказал он мне глянув на лаптоп. Я мотнул головой.
— А зря. Краля-то ничего. Я ставлю ее, ты аппарат. Кто выиграл, тот ее и ебет.
Резким движением он сгреб юбку в кулак и сорвал ее с викиных бедер. Стол закрывал мне обзор, но радость и плоские шуточки урок подсказали мне, что под ней ничего не было. Через мгновение, на полу валялась и ее блузка. Первый слегка отодвинутся от Вики, ухватил ее за волосы и потянул ее лицо к своему паху.
— Выиграй меня, пожалуйста!
Сказала мне девушка.
Зэки довольно зареготали.
— Сколько ты стоишь шалава? Во все дыры на пять часов?
— У тебя таких денег в жизни не было, пидор!
Лицо Вики впечаталось в стол.
— За пидора ответишь!
Сказал Первый ощерившись.
Девушку подхватили под ноги и посадили верхом на стол, спиной к окну. В кровоточащий нос воткнули потушенный окурок. Стояк резко надавил не ее бедра, освобождая стол и, тем самым, сажая свою жертву едва ли не на шпагат. Вика застонала и пришла в себя.
Играть в буру с урками, да еще их картами… Шансы на успех такого предприятия равны нулю. Поэтому я не вслушивался в то как Стояк объяснял правила нашей игры. Главное он сказал сразу — тот, кто выигрывает четыре раза — забирает все.
Я вытянул начало и через две взятки собрал буру.
— Еби!
Сухо сказал Первый. И увидев, что я мотнул головой, добавил:
— От выигрыша не отказываются.
В его руке блеснул нож. Но еще раньше Вика сползла к краю стола. Я потянулся было за рюкзаком, в кармане которого лежали презервативы, но понял, что кто-нибудь из зеков не выдержит напряжения и войдет в Вику раньше. Тогда я расстегнул джинсы, взял в руки ее прекрасные бедра и, слегла растянув большими пальцами рук ее нежные половые губки, вошел во влажное лоно. Она слегка подалась мне навстречу. Постепенно увеличивая фрикции я достал до ее матки и она сладостно застонала.
Это на понравилось старшему из урок. Он вынул грязный член и подойдя к окну, согнув девушку, воткнул хуй ей в рот. Вика заглотила его почти до конца, втайне, надеясь, что эти все и ограничится. Я опустил взгляд. Нежно белая кожица Вики переливалась как перламутр, увлекаемая более темной и рельефной кожей моего пениса. В это невозможно поверить, но мы оба были счастливы в этот момент, делая все возможное чтобы доставить удовольствие друг другу. Вскоре я и Вика были были потрясены оргазмом. Одним на двоих. На лице урки не было никаких эмоций.
— Глотай!
Приказал он Вике.
Теперь карты разложили прямо на нежно-белой коже Викиных бедер, заправляя колоду и битые взятки под ее изящный черный кружевной пояс. Может быть виной тому нежное тело девушки, до которого я постоянно дотрагивался руками, а может крапленые карты, но я дважды ошибся, упустил заход, и быстро проиграл три партии подряд. В четвертой была борьба: мне повезло, и в какой-то момент до победы не хватало двух очков, Первому — двенадцати. Здесь я и взял карту не в очередь — старый зэковский трюк, сколько фраеров на него купилось. Сам виноват, но как было оторвать глаза от розовых сосков. Вика видела, что этот ублюдок не вытащил карту и хотела показать это мне, но вместо это вскрикнула как раненая птица. Урка, который давно копошился рукой у ее промежности теперь с силой загнал палец в девственное анальное отверстие. Я отвлекся и рефлекторно взял карту. Штраф. Проигрыш.
Первый недовольно осмотрел измазанный палец.
— Клизма есть?
— Нет…
Прошептала Вика
Стояк вышел и вернулся через минут через пять с двухлитровой вздувшейся бутылкой подогретой колы и еще двумя хмырями уголовного вида.
— Колени к груди!
Вика выполнила приказ, еще не вполне понимая, что ее ждет. Заводила с силой сжал ее бедра, раздвигая до предела ягодицы. Стояк воткнул бутылку в Викину жопу и начал ее вращать, в то время как его сообщник сжал ягодицы. Раздался хлопок, Викин стон перешел в отчаянный крик и бутылка наполнилась белой пеной. Стояк равнодушно выдавил остатки пены внутрь Вики, выдернул бутылку, и спокойно сказал:
— Просрись! И пробку не забудь. Хуй обдеру — пизду до жопы ножом разрежу.
— И, это, марафет сделай, шалава.
Первый, между тем, сунул в рот Вике грязный палец. От отчаяния, девушка впилась в него зубами. Грязный мат, удар, стон. Урка осмотрел укушенный палец.
— Давай ей зубы выбьем?
Предложил Стояк. Его приятель нахмурился.
— Слушай сюда! Я семь лет ничего кроме мужского очка не драл. Да и кореша, думаю, тоже. Хочешь, чтобы мы твой труп ебли? Чтобы лицо порезали так, чтобы ты ебало свое слюнявое всю свою блядскую жизнь закрыть не могла? Чтобы ебаря твоего малохольного на пику посадили?
Вика выпрямилась и повернулась к нему лицом.
— Не надо.
— Так работай как положено.
— Я не шлюха.
Первый ухватил Вику за волосы, подтащил к зеркалу и с ухмылкой спросил:
— А кто? Впрочем, хоть принцесса. Подмахивай, да не кусайся. Больше от тебя пока не требуется.
Вика достала из сумки косметичку и полотенце. Ее белый животик выперло вперед газами и она казалось беременной. Вика шла гусиной походкой, изо всех сил сжимая ягодицы.
— Выведи!
Сказал Стояку пахан, и тот вышел следом за девушкой. По знаку главного, один из вновь подошедших бандитов достал Викину сумку и быстро извлек оттуда несколько пар чулок и еще какие-то тряпки. Все молчали.
Наконец, Вика показалась в дверях. Пояс, чулки, яркая косметика. Звезда кабаре. Или элитная шлюха. Каждому — свое.
Девушку положили лопатками на стол. Руки опустили вниз и крепко связали. Ложыжки притянули чулками к каким-то крючкам на стенах купе. Теперь Лика могла разве, что двигать висящими в воздухе ягодицами. Руки и ноги были зафиксированы намертво. Я испытывал жалость и стыд. Жалость к истязаемой девушке и стыд, что не решаюсь вмешаться. Однако, растяжка была так хороша, отверстия манили такой свежестью, нежностью и чистотой, что у меня опять встал член. И не у одного меня. Первый стянул брюки и принялся за дело. Меня как набитый опилками мешок толкнули к окну и теперь наши с Викой ...лица разделяло сантиметров двадцать. Мощные удары подбрасывали ее бедра вверх и назад, тело грациозно изгибалось, грудь вздымалась, и слышался выдох переходящий в тихий стон. Ее карие глаза были широко раскрыты, она смотрела на меня каким-то расфокусированным взглядом и улыбалась краешками губ. Темп рос, стон переходил в быстрый хрип, глаза ее еще больше затуманились. Неожиданно она дрогнула и застонала.
Первый с удовлетворением ухнул, выдернул свой обмякший член, протиснулся к окну с другой стороны стола, повернул голову Вики и вошел ей в рот. Теперь я видел лишь ее затылок и маленькое трогательное ушко. Стояк расстегнул было штаны, но первый одернул его.
— Ты последний. Разворотишь там все своей шнягой. После тебя, что кобылу ебать.
Сказал пахан и заржал, как та самая кобыла.
Теперь пришла очередь Тихони и Быстрого. Я не видел Викиных глаз, но чувствовал, как возбуждение уступает в ней место страху. Я попытался развязать узел, стягивающий ее руки, но эластик затянулся намертво. Почувствовав прикосновение, Вика мягко сжала мою руку, когда она приближалась к оргазму хватка усиливалась, а потом разом ослабевала…
— Не-е-е-ет! Мамочка! Только не это.
Вика замотала бедрами, задергалась всем телом, пытаясь освободиться от пут. Я посмотрел туда куда был направлен ее взгляд и ужаснулся. Это было невозможно. В-принципе, я слышал и о стальных шариках, шпалах и прочих шарошках, но никогда не думал, что эти обычаи дожили до наших дней. Внешне это походило на крупный початок кукурузы, украшенный жидкой метелкой усиков. Я вскочил на ноги и ударил Стояка в лицо…
Если не считать выбитые зубы, то отделался я удивительно легко. Во всяком случае я был жив. Сидел со связанным за спиной руками в углу у двери и пытался понять сколько зубов я лишился в этой трехминутной драке с четырьмя здоровыми мужиками. Впрочем пахан так и остался стоять у окна. Значит с тремя. Для меня достаточно.
— Ы-ы-ы-а-а-а!
Первая фрикция. Вторая. Огромный бугристый ствол буквально рвал нежное тело на части. Стояк с силой дергал его на себя и девушка тянулась за ним до последней возможности, раскачиваясь будто на качелях, затем огромная балда появлялась вновь, вытягивая за собой вагину, с силой вырывалась из нее и тут-же погружалась обратно. Вика не переставала кричать. Только ы-ы-ы-ы в этом крике становилось все меньше а а-а-а-а все больше. Усики сделали свое дело. Боль и возбуждение смешались вместе в пьянящий коктейль, переливающийся через край. Викины бедра продолжали сокращаться выбрасывая порции спермы их переполненного влагалища.
— Отвязать ляльку надо. Пусть подмоется.
Сказал пахан.
— Вот еще, ее фраер разом вылижет.
Меня вытащили в середину купе и поставили на колени перед Викиной пиздой. Теперь она стала пунцовой и как-будто припухла. Щель не закрылась полностью, из нее продолжала сочиться сперма. Клитор увеличился в размере и сильно выпирал наружу. Я выплюнул выбитые зубы, уперся в ее широко раскрытую промежность, и начал вылизывать ей клитор.
— Всю лижи! И глотай — сука!
Рваных ран не было видно, но сперма была чуть розовой и имела отчетливый привкус крови. Я аккуратно вылизал ее пизду и перешел к плотно сомкнутуму анусу, покрытому стекающей спермой. Мы оба понимали, что именно о нем думают сейчас урки и не ошиблись. Меня дернули назад и главарь начал пристраиваться к Викиной попке. Вика сопротивлялась как могла. Тогда этот мерзавец вынул изо рта сигарету и прижег нежный девичий сосок. Раздался отчаянный крик, который, впрочем, не произвел на урку особого впечатления. Убедившись, что трудности носят скорее объективный характер, он начал рыться в сумке своей жертвы. Обильно смазав отверстие кремом он запихнул сначала один палец, потом второй, а потом и весь свой член.
Начался второй тур марлезонского балета. Еще более болезненный и мучительный для жертвы. Девушке приходилось одновременно работать ртом готовя члены, которые должны были ворваться затем в ее попку. Впрочем, Стояк не зря приобрел такую кличку. Минет его не интересовал вовсе. Он просто стоял со спущенным штанами и ждал своей очереди, пока Виктория с выражением дикого ужаса в глазах ждала неизбежного.
- У меня там водка есть…
Первый кивнул и достал бутылку из моего рюкзака. Они выпили по три глотка и вылили остатки в Викин рот, она захлебывалась, кашляла, фыркала и ей заткнули рот какой-то тряпкой, вывалившейся из ее сумки. Водка на голодный желудок сделала почти невозможное, расслабив мышцы и сознание девушки. Это не сделало проникновение шняги с шарашками в узкий девичий анус безболезненным, но он, по крайней мере, не порвался сразу. Пять минут мычания, стонов и довольного кряхтения насильника и вот уже впавшую в полубессознательное состояние Вику оставили в покое. Из Викиного анального отверстия высовывался, вывороченный наружу, сантиметровый кусок прямой кишки. Кровавая сперма, капала на пол, но это никого не интересовало.
— Слышь, фраер, у тебя деньги есть?
Спросил Первый, роясь в моем рюкзаке. Найдя бумажник, он пересчитал наличность, и спокойно сказал:
— Хочешь еще раз эту шлюху выебать? Нет? Ну так Стояк ее еще раз в жопу будет ебать. А потом еще. У него всегда стоит. Он со своими шарашками довыебывался. Едешь ты, как я понимаю домой. Билет у тебя есть. Даже, вот, проездной есть. Куда тебе деньги? А девке может жизнь спасешь. Я кивнул. Встал. Кто-то из этих мерзавцев расстегнул мне ремень. Вике сначала запихнули в задницу несколько тампаксов, а потом вытащили ей изо рта кляп. Кажется, она вполне понимала, что происходит. С каким-то лихорадочным энтузиазмом подняла ртом мне член. Мы трахались как будто перед смертью, только когда мой член случайно натыкался на комок затычек в ее прямой кишке, она с укором смотрела мне в глаза. Я так и не понял кончила она или нет, кажется — да. Сил у нее осталось немного.
Потом из плацкарта привели четверых «клиентов». Дедка, член которого Вике так и не удалось поднять, какого-то работягу, трахнувшего девушку так как он обычно рубил дрова или колотил костыли: методически точно и почти без эмоций. Еще двое были типичными вертухаями, ехавшими, очевидно, в отпуск. Дать отпор своим вечным врагам здесь, на их территории, они не решились, им было жалко потраченных денег, и свою досаду они вымести на Вике в полной мере. Из-за того, что задница лежащей на лопатках девушки была приподнята, член орудующий в ее влагалище упирался в брюшину. Увидев, что девушка даже чуть подмахивает ему, садист недоделок начал вертеть хуем, пока не попал в истерзанную перегородку между влагалищем и толстой кишкой, заполненной распухшими тампонами. На глазах девушки выступили слезы и вновь началась пытка. И так два раза подряд.
После этого Вику отвязали, отвели помыться, подкраситься, а потом долго фотографировали на мой мобильный телефон, заставляя ее принимать различные позы. Мне развязали наконец руки и я должен был помочь уголовникам отправить эти MMS в какой-то местный бордель. Я судорожно думал, что делать, а в это время у зэков появилась новая идея. Нас отвели в плацкартный вагон, где все желающие, включая подростков, могли пощупать Вику, помять ее груди, засунуть палец ей в пизду. Какой-то пацан засунул туда ладонь и смеялся. Время от времени Стояк громко и болезненно хлопал резинкой по викиным бедрам, призывая зрителей активней запихивать деньги под пояс и в резинки чулок. Наконец, интерес зрителей угас.
— Представление на бис! Принимаются пожелания благодарных зрителей!
Объявил Стояк. Все молчали. Вдруг один из ебарей-вертухаев гнусно процедил:
— А вдвоем ее трахнуть слабо?
Стояк пожал плечами.
— Кто вторым будет.
Остальные зэки явно считали актерские роли унизительными для себя.
Вика взяла меня за рукав и потянула к себе.
— Везет тебе фраер — любят тебя бабы. Давай я спереди буду, а ты уж там поосторожней.
Сказал расчувствовавшийся Стояк. Вика же продолжала жаться к моей груди.
— ...Я хочу его, я люблю, а уж ты в попу меня…
Вика чуть нагнулась, развела ягодицы, Стояк вытащил оттуда комок пропитанных ссохшейся кровью тампонов и с сомнение посмотрел в дыру. Я видел как она прикусила губу чтобы не закричать, и хотел что-то сказать ей, как то ее переубедить. Но не нашел слов.
Она долго гладила и целовала мой член, пока он не встал во всю силу. Потом встала на носки, буквально нанизавшись на него, я поднял ее за бедра и она крепко обняла меня. Ее губы впились в мой рот. Викина задница отклячилась и Стояк воткнул в нее свой член. По ее глазам было видно как ей было больно, но она терпела. Я старался быть как можно более нежным. Стояк слегка приседал вместе с качающейся попкой девушки, чтобы случайно не порвать ее окончательно. Несмотря на всю свою осторожность, я порой все таки попадал в перегородку и ощущал ребристую елду Стояка. Тогда Вика вздрагивала и еще теснее прижималась ко мне. Мы c Викой, кончили одновременно, бурно и отчаянно. Кто-то принес новую порцию тампонов. Стояк медленно вытягивал своего балбеса, оттягивая анальное кольцо девушки, чтобы мягче прошел очередной шар или шпала. Но кровь, все равно, шла едва-ли не струей. Спермы там не было. Стояк так и не кончил на это раз, теперь он запихивал тампоны в ее широко раскрытый анал.
Я так и пошел с ней на руках в сторону купейного вагона, никто не стал нам мешать. Постучал в купе проводника, там оказался начальник поезда. Он отдал нам свой трехгранник и вышел. Это было штабное купе, и там была решетка на окне и блокатор на двери. Мы сидели там и целовались. Потом я сделал ей куни, а в это время бандиты безуспешно пытались выломать нашу дверь, их матерная брань заменяла нам музыку. Потом они сорвали стоп-кран и поезд остановился у какого-то переезда, подъехала мадам на джипе с двумя подручными. Урки нашли в будке у переезда топор и просто разнесли дверь в клочья. Вика вышла сама. Мадам осмотрела ее как осматривают лошадь, запихивая длинные когтистые пальцы, с бесчисленными кольцами, сначала в пизду, потом в рот, и с надрывом потребовала скидку за порванный зад. Потом, собрала ее документы, какие-то вещи в сумку и ушла вместе с ней. У самого джипа Вика повернулась ко мне и улыбнулась сквозь слезы. Я видел ее в последний раз.
Урки заперли меня в купе и смущенный начальник поезда выпустил меня оттуда лишь на вокзале. В транспортной милиции меня мурыжили до тех пор пока не подошел мой поезд. Мое заявление так и осталось лежать в дежурной части. Я взял отпуск и приехал в Мордовию через две недели. Списки купивших билеты на этот поезд таинственным образом были утрачены. Я вспомнил номер мобильного телефона на который звонили урки, но он был утерян какой-то старушкой год назад. Что Вика делала в этом городке? С кем встречалась? Если бы я смог понять это, то может быть напал бы на ее след. Иногда я, как фетишист, смотрю на, стянутые в узел, а потом разрезанные ножом, чулки со следами крови и спермы, и думаю, что должен что-то делать. Но, что?

Автор рассказа:
Иван Шмяков

Добавить комментарий

    • izbu141izbu58izbu74izbu91izbu132izbu70izbu76
      izbu100izbu138izbu148izbu68izbu97izbu99izbu25
      izbu125izbu20izbu61izbu16izbu60izbu124izbu11
      izbu53izbu1izbu79izbu44izbu31izbu35izbu67
      izbu3izbu4izbu5izbu133izbu66izbu9izbu10
      izbu129izbu13izbu14izbu15izbu16izbu21izbu23
      izbu24izbu81izbu27izbu28izbu30izbu2izbu32
      izbu33izbu34izbu77izbu36izbu37izbu41izbu12
      izbu45izbu46izbu49izbu139izbu54izbu56izbu57
      izbu98izbu62izbu64izbu65izbu8izbu6izbu71
      izbu72izbu73izbu75izbu78izbu80izbu82izbu83
      izbu84izbu85izbu86izbu87izbu88izbu89izbu92
      izbu93izbu94izbu96izbu102izbu103izbu104izbu105
      izbu107izbu108izbu109izbu110izbu111izbu112izbu113
      izbu114izbu117izbu118izbu119izbu120izbu122izbu126
      izbu127izbu130izbu134izbu135izbu136izbu137izbu143
      izbu144izbu145izbu146izbu147
  • Или водите через социальные сети

Интересное в сети




Последние комментарии

kiryuha_t
Видно зразу шо не москаль.
newKruger
Филип, ты "лучший"
newKruger
какой козел им алкоголь продал???
BARSELON
Номер рассчитан на огромное воображение зрителя...
(Тема не раскрыта)
Змей22
не бойсь научили иракцев - смотреть в зеркала заднего вида.
Змей22
неудачник 88 Lvl
Змей22
Одним словом - фильтруй воздух!
вован
кровь какаято не настоящая