Мстя

Недавно одна моя знакомая, Вера, вышла замуж. До этого у нее как-то не получалось с мужчинами ладить. То они от нее убегали, то… опять они от нее. Короче, то она – Д артаньян, то лошадь Д артаньяна. Радуется девушка, меня спешит обрадовать. «Алена, - говорит, - теперь-то я отомщу за все мои страдания!» «Какие страдания?! – думаю я. – Это мужики с тебя компенсацию требовать должны; за моральный ущерб, за физические травмы, за уничижение и чувство стыда, испытанные ими в ресторанах, кинотеатрах, на улице, в конце концов, перед родственниками и друзьями».

Вера – девушка странная, если не сказать больше. Воспитанная матерью-одиночкой, она с глубокой юности страстно желала выйти замуж и вырваться из-под деспотического ига Марьи Сергевны. Но воспитание брало свое – образы мужчин-развратников, «козлодоев» и «никчемных типов» преследовали ее постоянно, и желание «перевоспитать» негодников перехлестывало основной инстинкт. Больше месяца бесконечных одергиваний и пилёжки не выдерживал ни один потенциальный жених. Но Верка не унималась. В следующий раз, подцепив кавалера, она тут же начинала придираться. «Ты топаешь, как слон! Не сутулься! Кто надоумил тебя надеть эти клоунские носки?!» Один из ухажеров, мужчина чрезвычайно солидного возраста, попытался интеллигентно отстоять свое право на выбор галстука. «Веруня, детка, я одеваюсь в модном салоне. Там работают профессионалы своего дела. Они подбирают к моим костюмам не только сорочки и галстуки, но и ремни и, пардон, носовые платки». Бедный интеллигент!












Он не рассчитал силу «деткиного» гнева. Верка, как разъяренная фурия, буквально набросилась на него. Слава Богу, аварии чудом удалось избежать (во время достопамятного разговора, они ехали по трассе на высокой скорости), но его очки в золоченой оправе потом пришлось собирать по салону автомобильным пылесосом.

В очередной раз, «выскребая» из-под ногтей фрагменты кожи очередной жертвы, Вера печально призналась мне: «Я боюсь остаться старой девой!» «Будь помягче с мужчинами, поделикатнее, - попробовала я урезонить приятельницу. – А то ты, как асфальтный каток, наезжаешь на мужика, давишь в нем его драгоценную личность…» Закончить мне не удалось. Верка затрубила иерихонской трубой: «Да эти козлы… Да я их… Да они не стоят…» «Если ты уверена, что они все такие, тогда зачем тебе замуж?» - невинно поинтересовалась я. Приятельница, споткнувшись на полуслове, обалдело захлопала глазами: «Ну, все ведь замуж выходят. И я хочу! К тому же, есть на свете идеальные мужчины…»

Образ некоего «идеального мужчины» она взлелеяла в себе опять же под воздействием матери. Обычные мужчины, живущие вокруг Марьи Сергевны, ей не подходили (хотя один из них все-таки оставил в ее жизни весьма заметный след – Верку). Помню, когда нам с Верой было лет по тринадцать, Марья Сергевна проводила с нами массированное «половое» воспитание: «Не играйте с этим оборванцем, Лутовым. Мало того, что он имбецил, так еще и непочтительный, неуважительный юноша. Вчера он не пропустил меня вперед, а завтра… Завтра пойдет в тюрьму за растление малолетних!» К слову сказать, Игорь Лутов был самым приличным дворовым мальчишкой. Он хорошо учился, трогательно заботился о своей престарелой прабабушке, живущей в соседнем микрорайоне, зимой мастерил кормушки для птиц, а летом помогал местным активисткам гонять любителей халявных букетов от придомовых клумб. Повзрослев и возмужав, Игорь женился на лучшей Вериной подружке, и теперь живет, что называется, душа в душу со своей благоверной, воспитывая двух чудных детишек.

Известие о том, что Вера вышла замуж, прогремело громом среди ясного неба в среде ее знакомых. Все гадали, кто же стал ее избранником: процесса ухаживаний, обыкновенно громкого и живописного, никто не видел, свадьбу молодые сыграли «втемную», и сразу уехали в свадебное путешествие – в Тюмень, к тетке мужа. А вот когда они приехали – знакомых, соседей по дому и меня ждал шок. Рядом с Веркой «красовался» паренек хилого телосложения, ниже статной жены на полголовы и лет на восемь моложе ее. «Митя сирота, - сказала мне приятельница. – Он во всем полагается на меня, слушает мои советы и с удовольствием носит ту одежду, которую я ему покупаю». Послушный муж смирно сидел рядом и внимал рассказу жены. Но когда он потянулся за яблоком, лежащим на блюде, Верка со всей дури саданула его по руке. «Дорогой, ты слишком увлекся фруктами, - строго произнесла она. – Лучше покушай творожка». И Митя понуро поплелся на кухню. «Я из него всю дурь выбью! – гордо пообещала Верка в спину уходящему супругу. – Я сделаю из него мужика!»

Веркина «месть» получилась недолгой. Через два месяца совместной жизни Митя «выпал» из семейного гнезда, выйдя в соседний магазин и не вернувшись. Зато Вера приобрела статус «в прошлом замужней дамы» и утвердилась во мнении, что все мужики – сво….

Добавить комментарий

    • izbu141izbu58izbu74izbu91izbu132izbu70izbu76
      izbu100izbu138izbu148izbu68izbu97izbu99izbu25
      izbu125izbu20izbu61izbu16izbu60izbu124izbu11
      izbu53izbu1izbu79izbu44izbu31izbu35izbu67
      izbu3izbu4izbu5izbu133izbu66izbu9izbu10
      izbu129izbu13izbu14izbu15izbu16izbu21izbu23
      izbu24izbu81izbu27izbu28izbu30izbu2izbu32
      izbu33izbu34izbu77izbu36izbu37izbu41izbu12
      izbu45izbu46izbu49izbu139izbu54izbu56izbu57
      izbu98izbu62izbu64izbu65izbu8izbu6izbu71
      izbu72izbu73izbu75izbu78izbu80izbu82izbu83
      izbu84izbu85izbu86izbu87izbu88izbu89izbu92
      izbu93izbu94izbu96izbu102izbu103izbu104izbu105
      izbu107izbu108izbu109izbu110izbu111izbu112izbu113
      izbu114izbu117izbu118izbu119izbu120izbu122izbu126
      izbu127izbu130izbu134izbu135izbu136izbu137izbu143
      izbu144izbu145izbu146izbu147
  • Или водите через социальные сети

Интересное в сети