Навсегда

Я поставил старое плетеное кресло-качалку среди комнаты и сел напротив огромной балконной двери. Яркое весеннее солнце заливало просторную комнату, подмигивало рассохшимся доскам старого паркета, безжалостно высмеивало выцветшие обои в цветочек. Я облокотился, закрыл глаза и радостно вдохнул свежий утренний воздух. Наташа тихо прошла по комнате, наклонилась ко мне, нежно обняла одной рукой и прижалась щекой к моей щеке.
- Я так счастлива…
Я улыбнулся в ответ, не открывая глаз. Вечность бы сидел вот так в старом кресле, в лучах весеннего солнца, молчал и слушал, как она перебирает мои волосы тонкими пальцами. И вдыхал аромат ее духов.
- А давай прямо сейчас сюда переедем? – спросила она. – Или хотя бы ночь переспим?
- Нет! Сначала – ремонт!













Эту квартиру мы искали почти год. Точнее, о такой мы и не мечтали. Так выгодно купить четырехкомнатную сталинку с потолками в 4 метра, когда мечтаешь просто купить жилье! Это просто удача. Да и вообще свое жилье – удача. Кто жил на съемных квартирах, меня поймут, кто пытался построить семью – поймут нас.

Стоит ли описывать ремонт квартиры? Я не уверен. Когда с любимой просматриваете гигабайты каталогов, твердо знаете, что хотите сменить в квартире все, выбить перегородки, изменить планировку, «нарисовать» квартиру с нуля? Мы весело рисовали планировку за планировкой, смеялись друг над другом, когда просчитывались и умещали на чертежах туалет с ванной и гардеробом на трех квадратах, оставив зато квадратов двадцать на одну лишь кухню. И это только начало. Что говорить об изучении пород дерева для паркета и выборе кафеля для ванной? Мы были счастливы, мы строили свое гнездо. На работе все весело подтрунивали, я отшучивался и угрожал, что открою свою дизайнерскую студию.
Вселились мы через полгода. В полностью отремонтированную квартиру, с кухней, но матрасом в спальне вместо кровати – всему свое время. Праздничный ужин для двоих и бутылка шампанского. Интересно, кто будет допивать шампанское, когда он молод и счастлив?
- Мне хорошо, и меня больше нет. Я в раю, - прошептала Наташа под утро.
- Я – тоже! Хочешь еще шампанского?
Я взял бутылку, повернулся к Наташе – она уже спала самым счастливым и беззаботным сном. Я поправил прядь на ее лбу, отставил бутылку в сторону и обнял Наташу.
- С новосельем тебя. Спокойной ночи…

* * *

- Дима, Дима…
Я проснулся от того, что Наташа тихо трясла меня за плечо.
- Что? Что такое?
Наташа смотрела на меня с испуганным видом.
- Слушай…
Я вслушался в тишину. Ничего.
- Опять шаги слышала?
Наташа кивнула.
Я включил ночник.
- Всегда так. Я слышу шаги в коридоре, бужу тебя и они пропадают. Это нервы…

Нервы. У нас обоих они испортились за последние несколько месяцев. Наташа часто просыпается от каких-то шагов, которых я не слышу. А я, наверное, скоро вообще спать перестану. Но не из-за шагов.
- Будешь чай?
- Нет. Не ходи на кухню. Посиди со мной и я усну
Я обнял Наташу и погладил по голове.
- Это нервы…
Через пять минут она уже спала. Я тихо встал, прошел по пустой квартире на кухню и поставил чайник на огонь.
«Нервы», - промелькнули в голове слова Наташи. А если ей всю правду рассказать, что моя фирма практически развалилась за последние несколько месяцев и я уже не знаю, как рассчитываться с кредиторами? Нет, не надо. Прорвемся.
Как все изменилось. Еще год назад, когда мы переехали в эту квартиру, все было так хорошо. Я верил, что скоро обставим квартиру мебелью и будем делать детей, одного за другим. А в итоге из мебели купили столик для компьютера, диван и огромную плазму на стену. Зачем нам эта плазма? Будто мы телевизор смотрим…
Нет, не хочу чай, надо спать. Я выключил закипающий чайник и вернулся в спальню.

* * *
Я иду вниз, под ногами мокрые бетонные ступеньки. Темно. Приходится держаться одной рукой за кирпичную стену, влажную и поросшую местами мхом. Сколько еще ступеней? Что впереди? Зачем я спускаюсь куда-то под землю? Чем ниже спускаюсь, тем отчетливее слышу шаги. Кто-то ходит взад-вперед. Шаги все громче. Спуск поворачивает вправо и виднеется свет, как от лампады или от факела. Я подхожу к арке – передо мной открывается помещение, кругла площадка со сводчатым потолком из красного кирпича. На стене – мерцает горящий факел. В его свете взад вперед ходит кто-то маленький, с метр ростом, в черном балахоне. Странно, но я не вздрагиваю от страха. Ужас пронизывает тело тонкими иглами, они идут от пяток и выбираются наружу где-то на затылке. Я не могу пошевелиться. Существо в комнате бубнит что-то невнятное. Прислушиваюсь.
- Кто вас звал – никто не звал. Ты мою квартиру сломал – я тебе все сломаю. Кто вас звал – никто не звал…
Хочу тихо окликнуть его, понять, что происходит и, вместо этого, вдруг кричу:
- Кто ты?!!
Существо резко поворачивается, из-под капюшона сверкают два зеленых глаза и протяжное эхо бьет меня по сознанию:
- Домовой!

Я просыпаюсь сидя на постели. Сердце бешено колотится. Смотрю по сторонам – я дома. Ночь. Наташа спит рядом. Просто приснился кошмар.
Я отдышался и опять лег. Все спокойно. И вдруг по спине походит дрожь – в коридоре шаги, точь-в-точь, как во сне. Только, уходящие куда-то вдаль. Шаги смолкают, а я остаюсь лежать, в голове звенят слова: «Кто вас звал – никто не звал. Все сломаю…»

* * *

Это все случилось недавно, а сейчас кажется мне каким-то нереальным бредом. Мой страх, развалившийся бизнес, домовые… Какие еще домовые? Сколько я прочитал про них тогда. Истории, одна другой удивительнее, как любят писать на форумах. О том, как домовой, которому полюбились хозяева, может сделать их богатыми и счастливыми, о том, как не может забыть прежних хозяев и портит жизнь новым. Как люди беднеют из-за того, что не понравились домовому, болеют и даже умирают. И как надо угощать хозяина дома, когда въезжаешь в новое жилье. Я настолько поверил в это, что, переехав в Красноярск, даже блюдце с молоком и хлебом поставил на съемной квартире, у печки. До сих пор помню: «Я работник, а ты хозяин мой. Будь со мной ласков, батюшка домовой». И, судя по деньгам, которые здесь зарабатываю, не зря ставил. Дома столько не получалось даже имея свою фирму.
Бред. А Наташка… Про нее я не думаю. Когда нашел работу, здесь, за тысячу километров от дома, она соглашалась ехать. Мы же любили друг-друга. Я уехал, снял квартиру, все налаживалось и она вдруг отказалась ехать. Сколько часов мы проговорили по телефону, я просил, да, мне не стыдно об этом говорить сейчас, просил ее одуматься. В ответ лишь истерики слезы и «Не хочу тебя видеть!» А я не понимал, что случилось. Говорил, что люблю. На том и закончили разговор: «Если любишь – больше не будешь звонить. Продам квартиру – перечислю твою половину тебе на счет. Забудь обо мне».
Почти забыл. Теперь – ненавижу, уже почти год, как ненавижу. Только надо начать встречаться с девушками и вообще забуду.

Я заглянул в электронку. Новое письмо от Ирины Коломоец. Пытаюсь вспомнить, кто это. Вроде Наташкина подружка. Точно, была Петрова, вышла замуж – стала Коломоец.
«Ты будешь послезавтра? Ей бы хотелось, чтобы ты был»
Очередной бред. Пишу в ответ: «Ирка, ты адресом не ошиблась? Это – Дима». Отправить.
Через несколько секунд неожиданно ответ. Наверное, перед компом была. Открываю письмо: «Ты разве не знаешь? Наташа вчера умерла. Послезавтра похороны. Скотина ты, Дима, она тебя так любила».

* * *
Вряд ли я найду для себя когда-нибудь ответы на все вопросы. Что-то где-то я сделал не так. Почему Наташа отказалась ехать со мной, почему просила, чтобы оставил в покое и не возвращался? И почему потом почти год проплакала в жилетку Ирке? Из-за болезни? Ирке она не признавалась до последних дней, просто исчезла, а через время, уже перед смертью позвонила из больницы. Врачи сказали – скоротечный рак легких. Странный диагноз для человека, который никогда не курил.

Я брел по улицам родного города. В душе – пустота. Вчера похоронили Наташу. Я помню, что простоял возле гроба и, словно смотрел на все со стороны. Сам себе удивлялся – ноль эмоций, ничего. Все вокруг – как в замедленной съемке. А потом я долго стоял, когда закопали гроб, что-то отвечал знакомым, успокаивал тех, кто плачет. Люди начали расходиться, кто-то крикнул еще, чтобы не задерживался - через час поминки. Я кивнул в ответ: «Знаю». И остался стоять. А потом словно прорвало. Я зарыдал, не заплакал, а именно зарыдал. Потом что-то рассказывал Наташе, и плакал. Проходили какие-то люди, кто-то дал конфеты, чтобы помянул их родственника, я кивал в ответ, просил уйти и плакал. Помню, что на часах в машине, когда в нее сел, был час ночи. Спал я там же, в машине, возле кладбища.

* * *
На улице смеркалось, когда я подошел к дому. Дрожь прошла по телу. Все было таким до боли знакомым. Почему-то было страшно посмотреть наверх и увидеть балкон нашей квартиры. Я вошел в подъезд и поднялся по ступенькам.
В квартире ничего не изменилось. Все так же, как и год назад. Только несколько моих фотографий на стенах по квартире и наш фотоальбом на столе, в кухне.
Я прошёл в спальню, сел на матрас, закрыл глаза и обхватил колени руками. Тишина. Так спокойно, словно все, что было – приснилось.
Наташа легкими шагами подошла, наклонилась ко мне, обняла одной рукой, а другой взъерошила волосы. Даже запах ее духов.
- Ты здесь?
- Я здесь, родной…
Я погладил ее руку, не открывая глаз.
- А домовой?
- Я прогнала его. Домовые – добрые, а это просто злой дух. Он убил меня, а теперь я победила
- Убил? – я почувствовал, как напряглось все мое тело. Захотелось вдохнуть полной грудью, и я не смог. Только сильно запекло в груди. Я попробовал вдохнуть еще раз и стал вдруг легким, почти невесомым.
- И что теперь? – спросил я Наташу.
- Теперь мы всегда будем вместе, - улыбнулась она и нежно прильнула ко мне всем телом, - А все, кто будут жить в нашей квартире, будут жить счастливо. Потому что теперь в этой квартире домовые - я и ты.
- Навсегда?
- Навсегда.

© IKTORN

Добавить комментарий

    • izbu141izbu58izbu74izbu91izbu132izbu70izbu76
      izbu100izbu138izbu148izbu68izbu97izbu99izbu25
      izbu125izbu20izbu61izbu16izbu60izbu124izbu11
      izbu53izbu1izbu79izbu44izbu31izbu35izbu67
      izbu3izbu4izbu5izbu133izbu66izbu9izbu10
      izbu129izbu13izbu14izbu15izbu16izbu21izbu23
      izbu24izbu81izbu27izbu28izbu30izbu2izbu32
      izbu33izbu34izbu77izbu36izbu37izbu41izbu12
      izbu45izbu46izbu49izbu139izbu54izbu56izbu57
      izbu98izbu62izbu64izbu65izbu8izbu6izbu71
      izbu72izbu73izbu75izbu78izbu80izbu82izbu83
      izbu84izbu85izbu86izbu87izbu88izbu89izbu92
      izbu93izbu94izbu96izbu102izbu103izbu104izbu105
      izbu107izbu108izbu109izbu110izbu111izbu112izbu113
      izbu114izbu117izbu118izbu119izbu120izbu122izbu126
      izbu127izbu130izbu134izbu135izbu136izbu137izbu143
      izbu144izbu145izbu146izbu147
  • Или водите через социальные сети

Интересное в сети




Последние комментарии

Укроп
Русских женщин надо убивать отрезать им груди забивать до смерти они все отвратительные лживые сучки свиноматки.
Fed up of typing "who can write my essay" in the search bar? Would you like to have a reliable helper always by your side? Essayerudite.com will come as an excellent solution to this problem.
We do our best to keep you satisfied with the service we provide.
Стерва
пидорас

надо мамку его чпок
Бендера
Россия уголовно-сырьевая полудержава напиздив стырив у других народов земель русня косит под евросов затем строят коммунизм настоящие русские богатыри Сталин и Берия хаха после развала совка они перешли на плагиатчину под амеро-запад но бандюжно ебанская черта характера некуда не делась русня никогда не были наций толко косили под кого то своего у русских ничего нет всё украдено позаймствовано отовсюду жулики мошеники воры лжецы лицемеры подонки ничтожные урки хамы отморозки дегенираты дебилы выродки пушечное мясо наркоши шалавы бляди это и есть русский народ вечные рабы пройдет ещё 200-400лет а рабы Иван, Пушкин негр:)не изменятся, соси хуёк Россиянушка)) живите вечно в рабсте мрази московские.
BARSELON
бля вата тупая...