» » Утро, Ведьма и кувалда

Утро, Ведьма и кувалда

Однажды утром, спустя полгода после моего первого развода, я сидел на полу кухни и опохмелялся. Почему я сидел на полу? Да потому, что всю мебель из хаты вывезла моя бывшая жена, со своим новым «счастливцем». Напротив меня сидела обнаженная по пояс Лора, заблаговременно наливая мне водки, не забывая при этом и себя. Мне всегда нравилось любоваться ее смуглой цыганской грудью, с большими темно-карими сосками, похожими на подгоревшие оладьи, и я частенько заставлял ее ходить по квартире полуголой. Позже, кажется, это даже вошло у нее в привычку.

Эта девушка, годами своими где-то под тридцатник, появилась в моем пустом доме, словно кем-то забытая вещь, после какой-то очередной шумной тусы. Пришла, накидалась и отключилась. Проснувшись, она попыталась со мной поскандалить, но, получив легких песдюлей за нецелесообразность, смиренно осталась жить у меня.

В постели Лора вела себя весьма посредственно — так, ни рыба, ни мясо. Трахалась она без всякого комсомольского задора и пыла, будто перехватывая что-то с голодухи, прямо на ходу. Если ее сексуальные успехи оценивать по пятибалльной шкале всенародного образования, то тянула она лишь на твердую «троечку».













Ну, я-то ведь тогда был в этом деле хорошистом! Несомненным плюсом было то, что Лору можно было ебать где угодно и когда захочешь. С тем условием, что я не буду, как выражалась она, «художественно чудить», заставляя ее сосать хуй, щедро вымазанный горчичным майонезом, или разукрашивать гуашью ее зад во время ебли с «низкого старта». Лора отрицала всякое сексуальное новаторство, вплоть до анального секса.

И все же это была особенная девушка. Как организатору всякого рода пьянок и недельных фестивалей с заплывом в глубину ей не было равных. Просыпаясь с тяжкого бодунища, достаточно было просто толкнуть ее в бок, чтобы это было истолковано ею как команда «фас!». Лора молча и реактивно одевалась, выгребала еще не пропитые деньги из моих карманов и бежала в магазин за бухлом. Если денег не было, то Лора все равно бежала, потому что знала в округе всех продавцов синьки, вплоть до самогонных барыг, и все знали ее. Для меня навсегда осталось загадкой то, как эти прожженные гомункулы за винными прилавками давали ей в долг столько, сколько бы она ни попросила. Несомненно, у нее был великий лисий дар убеждения всякого рода умудренных помойных ворон. Наверное, тут давала о себе знать ее гипнотическая цыганская харизма, хотя цыганкой она была всего лишь наполовину, по матери, и о нравах истинных ромал знала только понаслышке. Иногда, в порывах пьяного гнева или радости, я звал ее Ведьмой. Она не обижалась.

За неделю нашего сожительства Лора легко перезнакомилась со всем подъездом, крепко закорешилась со всей моей родней и друзьями. Затем перевезла ко мне свою десятилетнюю дочку — тихую и забитую школьницу, с кучей пыльных ковров, и мы зажили веселым табором.

Итак, было воскресное утро, и было пудовое похмелье. За окном стояла ранняя весна, еще мертвяцки холодная, но с каждым солнечным днем выдыхающая желание пожить еще, несмотря ни на что.

Я уже успел стрельнуть Лоре в каску, развалившись на унитазе своего теплого сортира, и закинуть первую свою сотку в горящее хмарью нутро. У меня уже менее выразительно раскалывалась башка, но я все так же был зол на несовершенство мира и в первую очередь на себя самого: нахуя ж столько пить?
Настроение было нифпесду и, если бы не мохнатое мартовское солнышко, лижущее сквозь грязные стекла мою небритую рожу, я бы подумал о собственной аннигиляции.
На пустой кухне, поимо водки и Лоры, стояла прислоненная к стене кувалда, невесть как оказавшаяся там. Видимо, у нового мужа моей бывшей уже была в хозяйстве такая же и второй ему не требовалась. Молодая и счастливая пара любезно оставила ее мне. И то верно, нужно же было и мне, нищеброду, с чего-то начинать снова обрастать вещами! Ну, да ладно. Дело прошлое. Я ни на кого не в обиде.

В это солнечное утро, я, морщась, выпивал полтинник, принимал из заботливых Лориных рук крошку хлеба, чтобы хоть как-то перебить мерзкий вкус паленой водки, и брал в руки тяжелую кувалду. Я ударял ею три раза в стену, с вызовом крича еще спящим соседям:
— Вставайте, суки, хватит спать! Все Царство Божие проспите, бляди! Время греметь бокалами! Время греметь бокалами…!
Пустые стены моего разоренного жилища от таких ударов создавали колокольный резонанс, и меня было слышно, наверное, до первого этажа, а я жил на девятом.
Эту глупую шутку я, как дрессированный цыганский медведь, проделывал только для одного человека, для Лоры. Всякий раз, когда я брал в руки эту тяжелую приблуду и хуярил ею в стену, она, как непорочное дитя, покатывалась со смеху. В юморе, как и в ебле, Лора была абсолютно непритязательна.

До обеда, пока не кончилось пойло, я угрюмо заливал зенки и со все большим остервенением лупил в стену — ведь это делало хотя бы одного человека в эту минуту хоть чуточку счастливее.

* * *
Через три месяца мы с Лорой расстались. Мне просто надоел этот нескончаемый праздник. Ведь я человек хоть и творческий, но рабочий.

© Гайтан

Добавить комментарий

    • izbu141izbu58izbu74izbu91izbu132izbu70izbu76
      izbu100izbu138izbu148izbu68izbu97izbu99izbu25
      izbu125izbu20izbu61izbu16izbu60izbu124izbu11
      izbu53izbu1izbu79izbu44izbu31izbu35izbu67
      izbu3izbu4izbu5izbu133izbu66izbu9izbu10
      izbu129izbu13izbu14izbu15izbu16izbu21izbu23
      izbu24izbu81izbu27izbu28izbu30izbu2izbu32
      izbu33izbu34izbu77izbu36izbu37izbu41izbu12
      izbu45izbu46izbu49izbu139izbu54izbu56izbu57
      izbu98izbu62izbu64izbu65izbu8izbu6izbu71
      izbu72izbu73izbu75izbu78izbu80izbu82izbu83
      izbu84izbu85izbu86izbu87izbu88izbu89izbu92
      izbu93izbu94izbu96izbu102izbu103izbu104izbu105
      izbu107izbu108izbu109izbu110izbu111izbu112izbu113
      izbu114izbu117izbu118izbu119izbu120izbu122izbu126
      izbu127izbu130izbu134izbu135izbu136izbu137izbu143
      izbu144izbu145izbu146izbu147
  • Или водите через социальные сети

Интересное в сети