» » Пытка холодильником

Пытка холодильником

Не говорите мне, что водка сближает людей. Все спорно. И сильно зависит от количества, употребленного в единицу времени. Вполне может не только разъединить, но и рвы прокопать противотанковые между народами. А если еще по одной вмазать, так и между странами возведет непреодолимые фортификации.
Он пришел к нам на один рейс. Просто подменить основного капитана на месяцок. Упросили в отделе кадров подставить крепкое плечо под непрерывный процесс добывания торговым флотом стране валюты. Не отказал. Уважил. Александр Федорович Язько. Капитан с огромной буквы. С накатом зависти напишу, что капитан дальнего плавания в нем легко угадывался со спины и портфеля. Такие волнуют дам всех возрастов и в любое время суток. Рост, стать, умение себя подать, и, конечно же, щеголеватость в носке мундира, пошитом с иголочки. А добавить сюда научную степень и безукоризненное знание Шекспира в подлиннике — так и вообще, коня белого не требуется. Но, как и у любой идеальной системы, был у Язько недостаточек. Пустяшный. Любил он выпить крепко. И постоянно был в глухой завязке по этому поводу. Внутри него было единство и борьба противоположностей. Баланс сил. Тонкий и хрустальный. А, как нам известно, внести хаос в систему ювелирно настроенную – раз плюнуть.


По всем морским законам, в приемной капитана находится холодильник с представительскими. Ну, не поить же всякие службы в портах, из капитанского кармана? Не поить. Поэтому, капитану выделяется специальный фонд. Из которого и покупается нежнейшая лососинка, икорка черная, балычок белужий, колбаска крепкого копчения, деликатес заморский и наша, Боже ж мой, как слеза, водочка. Коньячок с вискариком. И пивко. Все одно к одному ладное, с понятной любовью закупленное и разложенное по полкам.
И принял дела капитанские Федорович с недобрым предчувствием. Война ему предстояла тяжелая и затяжная. И враг стоял на пороге. В виде холодильника «Электролюкс». Нагло усмехающегося белыми боками и откровенно выставляющим на показ свои паха. Пока отход, пока бумаги, пока веревки отдали – Федорыч держал Севастополь, закусивши ленточки от бескозырки. Кронштадт. Легковооруженный воин внутри капитана, до этого занимавший стратегическую позицию в горах и единолично сдерживающий полчища противника – дрогнул и припал на одно колено. Федорыч, было ушедший от холодильника на нос судна и, закопавшийся в якорных цепях – почему-то решил проверить, а закрыл ли он воду в капитанском гальюне. Открытая вода в гальюне – это же водотечность! Прямая и явная угроза безопасности. Думал орденоносец и ускорял шаг. Приемный буй. Прощай родной город. Капитанский воин внутри был изрядно поранен. Потрепан. У него не было идейного стержня. И он отступил. За Урал. Сначала еще оглядывался и стрелял в наступающие полчища, потом просто, позорно бежал в Японию. Подлец. Предатель. С такими защитниками можно просрать не только 1/6 часть суши, но и планету в целом.
Холодильник торжествовал. И фотографировался с поверженным Язьком, победно поставив на того ногу и поднявши свой идеально белый флаг над капитанской рубкой.
На траверзе острова Гогланд, наш капитуся уже колбасу не резал, а водку не лил в рюмку. Он был близок к природе и просто отхлебывал из горлышка, а от батона с колбасой — элементарно косо откусывал не жуя. Жизнь была прекрасной, а день коротким. К Таллину, предводитель судовых команчей дрых праведным сном, обронив огромную голову на толстенную лоцию Балтийского моря.
Старпом его не забыл и понимающе перетащил в спальню, приставив к изголовью сторожа, в виде бутылки виски. К следующему ужину, папа не почтил экипаж своим присутствием. К обеду третьего дня – его так же, никто не видел. Старпом регулярно навещал изгоя, балуя того разнообразием пойла и субординационно поддерживая старшего по званию в сугубо горизонтальном положении.
А вот и Киль-канал, душечка, весь в огнях и вкусно пахнущих крепким табаком лоцманах. Старпом представился лоцману как капитан, второй штурман — старпомом, а трешка наш – благодаря холодильнику, выдвинулся во вторые штурмана. Склеписто так все. По-домашнему. Главный из своей трехкомнатной не вылезает. Занят. Думает во сне, как бы реванш взять у супостата со стеклянными полками и хромированной ручкой. Зреет хитрыми планами. Роет окопы и инструктирует диверсионные группы. Весь горит победой и возмездием, за бесцельно прожитые годы.
Пора и в Эльбу поворачивать. Гамбург приветствует нас на русском и играет наш гимн. Ждут нас. Старпому делать нечего. Придется тяжкую роль капитана тянуть на себе и дальше, раз уж так масть легла. Гения военной науки он призапер в спальне, в приемной капитанской разложил остатки закуси, водочки достал из ухохатывающегося «Электролюкса», пнул того под копчик в назидание и с заверениями, что с ним, старпомом, такого никогда не будет. Проверил младенческий сон Федорыча и, завязав галстук модным широким узлом, стал ждать прихода властей немецких. Те себя ждать долго не заставили. Немцы. Пунктуальность — прежде всего. Уселись полукругом вокруг стола с яствами, кофеек потягивают, водочку чуть-чуть, икоркой черной все полируют. Не чета нашим, которые даже туалетную бумагу поношенную, с собой норовят забрать, не говоря уж о колбасе и коньяке. Беседа идет своим чередом, все бумаги оформили. Уже и прощаться вот-вот.
И тут…Федорыч, до того в туалет три дня не выходивший и работавший по замкнутому циклу как космическая станция, решил отлить. Приспичило. Все ж научный работник, все ж труды имеет, степени, звания и дипломы. Негоже под себя ходить, с таким грузом социальной ответственности. Спальня капитанская слева, приемная обширная с гостями по центру, а справа от приемной – аккурат, капитанский гальюн, святая святых на пароходе. Вышел наш удалец на центр в чем был. В одном носке, трусах под коленки и лицом, которым только впору давить клюкву.Завершала экскурсионный обзор здоровенная фуражка со смятой кокардой. Осмотрелся маститый капитан невидящим реальность левым глазом. Понял, что вокруг него туман непроглядный. И как любой уважающий себя пароход – однократно обозначился в тумане, длинным гудком сзади — ранив смертельно представителя порта. Вдумчиво почесал себя в промежности. Деловито икнул. Выдвинулся в сторону гальюна, по пути сбил агентшу грузополучателя со стула. Добрел да гальюна, открыл там дверь нараспашку, держась за свое естество двумя руками, дабы и его не выронить разбивши в дребезги и самому, об палубу не убиться,- пролонгировано помочился в раковину. Посмотрел на себя в зеркало, оттянувши правое веко. Не одобрил увиденного и, жалея сам себя покачиванием головы в фуражке, зачем-то тщательно смыл воду в унитазе.
Взял курс на спальню. По дороге остановился, вынул из омертвевших пальцев гамбургского врача рюмку с водкой и привычно всосал ее внешним пищеварением. На посошок, уже множественно и трубно, попрощался со всеми властными структурами Германии теми устами, которыми не говорят по-фламандски. И грациозно ушел в темень небытия, аккуратно прикрыв дверь в спальню. Если бы был занавес, Федорыча «на бис» — раз двадцать бы вызвали. Но это был не театр, а — правда жизни. Старпом хотел повеситься на модном галстуке тут же.А власти были против суицида. Ситуация накалялась. Но, старпом пригрозил танками генерала Рыбалко и генетическая память немцев, — понесла их прочь. В вечерних газетах ничего не написали про капитана в тумане. Все же интеллигентные люди – язык за зубами держать умеют, эти немцы.
Выгрузились. Вышли. А к Генту мальчик наш, научно-защищенный, оклемался, потому, как спиртосодержащих жидкостей у него уже не было. Взбодрился. Смотрел на холодильник вызывающе-орлино и всячески отрицал проигрыш этой тупой железке. Первое, что он сделал, увидев меня за обедом – так это отчитал за отсутствие на мне темных брюк и в присутствии рубашки с коротким рукавом. Нахал какой, а? Похоже, что о тайне ему никто так и не рассказал до самой его безбедной пенсии. Честно говоря, холодильников я с тех пор не то что бы боюсь — но, отношусь с уваженим.

Автор: Sparky-Uno

Добавить комментарий

    • izbu141izbu58izbu74izbu91izbu132izbu70izbu76
      izbu100izbu138izbu148izbu68izbu97izbu99izbu25
      izbu125izbu20izbu61izbu16izbu60izbu124izbu11
      izbu53izbu1izbu79izbu44izbu31izbu35izbu67
      izbu3izbu4izbu5izbu133izbu66izbu9izbu10
      izbu129izbu13izbu14izbu15izbu16izbu21izbu23
      izbu24izbu81izbu27izbu28izbu30izbu2izbu32
      izbu33izbu34izbu77izbu36izbu37izbu41izbu12
      izbu45izbu46izbu49izbu139izbu54izbu56izbu57
      izbu98izbu62izbu64izbu65izbu8izbu6izbu71
      izbu72izbu73izbu75izbu78izbu80izbu82izbu83
      izbu84izbu85izbu86izbu87izbu88izbu89izbu92
      izbu93izbu94izbu96izbu102izbu103izbu104izbu105
      izbu107izbu108izbu109izbu110izbu111izbu112izbu113
      izbu114izbu117izbu118izbu119izbu120izbu122izbu126
      izbu127izbu130izbu134izbu135izbu136izbu137izbu143
      izbu144izbu145izbu146izbu147
  • Или водите через социальные сети

Интересное в сети




Последние комментарии

Как же она красива! Я без ума от того, насколько она смелая и необычная
Ira
Прошу удалить мое фото, которое уже удалено из Вконтаке.
это мамаша сама долбанутая!!!
На выставке восковых фигур 1996г. Пугачева 152, Леонтьев 160, Ельцин 185

Александр III был могучего телосложения, очень сильный, выше 179 однозначно. Про рост Распутина никто ничего особенного не сказал, следовательно там нет никаких 193. Ленин был 155-157 на выставке восковых фигур стоял на деревянной трибуне, очень худой с большой головой, обувь 38р.
Серёга
satunkin, рост Наполеона действительно составлял 167-168 см, просто на фоне шестифутовых( 183см) гвардейцев он терялся...
сука этих бы косых самих в котел

сука этих бы косых самих в котел