» » Пути Господни неисповедимы

Пути Господни неисповедимы

Семейство Горбушко свято блюло пятничную традицию – совместный просмотр "Поля чудес". Все расположились перед телевизором и под ласковый голос Якубовича занимались каждый своим делом. Мать-Горбушко чистила вишню на варенье. Между её широко раздвинутых варикозных ног стояли три бидона – один с нечищеной ягодой, второй для косточек, и третий для выпотрошенной вишни. Шпилькой для волос она ловко выковыривала косточки, периодически облизывая испачканные красным соком пальцы и со стороны напоминала сумасшедшую упыриху. Сходство усиливали остекленелый взгляд на экран и тихое бормотание. Мать-Горбушко пыталась угадать слово в телевизионной игре. Отец-Горбушко был занят педикюром. Водрузив на журнальный столик заскорузлую ступню, он силился страховидными кусачками отгрызть толстый жёлтый ноготь. Ноготь не поддавался. Дочь-Горбушко ужинала. Семнадцатилетняя Таня страдала олигофренией в стадии дебильности. Дебелая девушка с подушкообразными сиськами и низколобым прыщавым лицом ела хлопья с молоком. Зажав в кулаке ложку, она подносила её ко рту, вытягивала трубочкой губы и всасывала молоко с утробным звуком. Так шумит вода, уходящая в слив ванны.

- Не зыпай! – не отрываясь от телевизора, прикрикнула мать.

Таня громко икнула, втянула голову в плечи, как черепашка, и быстро-быстро захрумкала хлопьями. В этот момент отец-Горбушко осилил ноготь. Раздался громкий щелчок и ноготь отскочил прямо в тарелку. Таня зачерпнула полную ложку, похрустела и проглотила. Мать и отец посмотрели на дочь, потом друг на друга и опять уставились на экран. Начиналась супер-игра.














Через пару часов, когда диктор программы "Время" забубнил о кризисе, терроризме и экологии, отец убавил звук и завалился на диван с газетой. Мать гремела на кухне посудой. Таня уселась наводить красоту, пустив в ход перламутровые тени, фиолетовую помаду и бордово-синюшные румяна. Обильно и с размахом. В окно кухни стукнулся камешек. Мать отдёрнула занавеску рукой, перепачканной в вишнёвом соке и рявкнула на тощего парня во дворе.

- Ты чо хулиганишь, поганец, я те руки-то поотрываю! – и, повернувшись в сторону комнаты, - Иди, Танька, хахаль твой припёрся, ща окна нам поразбивает!

Таня залилась свекольным румянцем и захихикала, пуская пузыри слюней. Натянула кофточку цвета фуксии - в тон макияжа и, переваливаясь, как гусыня, засеменила на улицу.

- Смотри, мать, принесёт в подоле дочка, ума-то, как у дитяти неразумного, - сонно пробурчал из-под газетки отец.

- Да хоть бы и залетела, мигом бы оженили этого горе-любовника, хоть так пристроить девку, - со вздохом отозвалась мать и вернулась к варенью.

- Да уж… По доброй воле никто не возьмёт. Горе горемычное. Эх, мать, тащи поллитру, душа болит!

Когда Петя Клюшкин увидел в окне перепачканную красным руку и кровавый рот Таниной мамы, он перепугался. Богатое, но нездоровое воображение тут же нарисовало ему полную крови кастрюлю, в которой плавали куски человеческих тел. Петя обожал ужастики и порнуху восьмидесятых годов. Тут на крыльцо вывалилась Таня и мозг Пети моментально переключился на еблю. Рыхлая олигофренка в период полового созревания обзавелась обильными прыщиками, сиськами и обсессивной тягой к совокуплению. Животная похоть Тани привлекала к ней таких, как Петя, ибо Таня давала всем. А Пете не давал никто, кроме Тани. Девятнадцатилетнего Петю Клюшкина не взяли в армию по причине плоскостопия, косоглазия и заикания. Девушки не обращали внимания на щуплого, сутулого и косого заику с плохим запахом изо рта и вечно потными ладошками. Только Таня, как перманентно течкующая сучка, всегда была готова гостеприимно раздвинуть перед ним ноги.

- Х-х-хочешь музыку п-послушать, Т-т-аня? У меня есть н-н-новые з-з-записи.

- А какая группа? – спросила Таня, кокетливо прижимая грудь к острому локтю кавалера.

- Т-то ли "Крематорий", т-то ли "Лепрозорий". П-п-пойдем ко мне на голубятню, я маг т-т-туда п-притащил.

В голубятне романтично курлыкали голуби и пахло птичьим дерьмом. Петя помесил холодными, липкими руками Танино вымя, пощипал пупырчатые соски и нагнул её раком, завернув кофту ей на голову. Выпростал из штанов хуй, торчащий взволнованным сурикатом, и под мелодичное кряхтение Тани вошел между прыщавых ягодиц. При всех своих недостатках Клюшкин вовсе не был дураком и, во избежание пугающих перспектив в результате беременности дебилки, пользовал её только в задние ворота. Он смотрел, как его хуй входит между пышных половинок и представлял на месте Тани Трэйси Лордс.

- Таня, с-скажи: "О, йес! Фак ми, б-бэйби!", - простонал Петя.

- Хрю! – сказала Таня и гулко пукнула. Петя моментально кончил, тоненько и жалобно пискнув.

Таня издала радостное "Гыгыгыыы". Клюшкин извлёк опавший орган, брезгливо поморщился и кое-как ополоснул его в поилке для голубей. Потом помог Тане поправить одежду и постарался побыстрее избавиться от дебилки.

- П-пойдем я т-т-тебя провожу, а то уже п-поздно, - и зловещим тоном добавил, - Время в-вампиров и уп-п-пырей. Ууууу…

Доверчивая, как ребенок, девушка задрожала от страха, её наивные глаза наполнились слезами.

- Ну-ну, не п-п-плачь, я не дам т-тебя в обиду!

Петя быстро довел её до дому и пошел спать. Но уснуть ему не удалось. Что-то острое впилось в залупу, причиняя жуткие мучения. Он включил свет и, превозмогая боль, оттянул крайнюю плоть. В уздечку впилось что-то твёрдое и колючее. "Вроде ничо деревянного не ебал, откуда заноза в залупе?", - Петя извлёк инородное тело и внимательно рассмотрел его на свет. Это оказался испачканный в гавне ноготь. Человеческий ноготь. Петина фантазия тут же подсунула ему мизансцену в духе "У холмов есть глаза". Ужин в семье каннибалов: мать ставит перед дебильной дочкой-людоедкой тарелку пюре с варёными пальцами вместо сосисок. Утробно урча и роняя слюни ебливая Танюша обгладывает кушанье, с особым смаком выгрызая подушечки пальцев и разваренную кутикулу… Петя настолько поразился яркости своего видения, что немедленно уверовал в его истинность. И решил действовать.

Поздней ночью, вооруженный кухонным ножом, Петя прокрался во двор семейства Горбушко. Встал на цыпочки и заглянул в окно. В это время из-за сарая появился отец-Горбушко, выходивший до ветру. Затуманенный поллитрой мозг зафиксировал дочкиного ёбаря с огромным ножом в руке и тут же выдал версию – Петя пришел зарезать Танюшу, чтоб не жениться на ней. Папа тихонько подобрал валявшийся у поленницы топор, подкрался к парню сбоку и с размаху отрубил ему голову. Ну, почти отрубил. Уморительно выпучив глаза и непристойно вывалив язык, голова откинулась на спину, повиснув на лоскуте кожи. Тело осело на землю, а из перерубленной шеи забил весёленький фонтанчик крови. Папа быстро протрезвел, разбудил маму и вдвоём они втащили труп в дом. Кровь заливала пол.

- Тащи таз.

Они подставили таз под обрубок шеи и наблюдали, как кровь толчками покидает тело.

- Чо делать-то с ним, мать, а? – отец озадаченно скрёб в затылке.

- Ума не приложу, - мать-Горбушко задумчиво смотрела, как таз наполняется кровью, - Этож сколько кровянки можно сделать… С гречей и чесночком.

Муж медленно поднял на неё глаза.

- Ага… кровянки. И фарша накрутить, и потрошков нажарить, и холодца…

*****

Субботний вечер. Всё семейство расположилось перед телевизором. Начиналось "Кто хочет стать миллионером". На этот раз все были заняты одним делом – дружно лепили пельмени. На экране губастый и какой-то проникновенный гомик объявлял задание: "Новый завет. Известная цитата из послания апостола Павла к Римлянам". Внезапно Таня выпрямилась, и глубоким, берущим за душу голосом сказала:

- Неисповедимы пути Господни…

Её, кажущиеся пустыми, глаза медленно наполнились влагой. Крупная, прозрачная слеза повисла на ресницах.

- Ты чо, Таньк, - всхохотнула мать, - Грамотной заделалась? Лепи давай.

Таня вздрогнула, моргнула, будто прогоняя наваждение. Слеза сорвалась с ресниц и упала на шарик свежего фарша на кругляшке теста. Высунув от старания кончик языка, Таня залепила края пельмешка.

— Nala XXX

Добавить комментарий

    • izbu141izbu58izbu74izbu91izbu132izbu70izbu76
      izbu100izbu138izbu148izbu68izbu97izbu99izbu25
      izbu125izbu20izbu61izbu16izbu60izbu124izbu11
      izbu53izbu1izbu79izbu44izbu31izbu35izbu67
      izbu3izbu4izbu5izbu133izbu66izbu9izbu10
      izbu129izbu13izbu14izbu15izbu16izbu21izbu23
      izbu24izbu81izbu27izbu28izbu30izbu2izbu32
      izbu33izbu34izbu77izbu36izbu37izbu41izbu12
      izbu45izbu46izbu49izbu139izbu54izbu56izbu57
      izbu98izbu62izbu64izbu65izbu8izbu6izbu71
      izbu72izbu73izbu75izbu78izbu80izbu82izbu83
      izbu84izbu85izbu86izbu87izbu88izbu89izbu92
      izbu93izbu94izbu96izbu102izbu103izbu104izbu105
      izbu107izbu108izbu109izbu110izbu111izbu112izbu113
      izbu114izbu117izbu118izbu119izbu120izbu122izbu126
      izbu127izbu130izbu134izbu135izbu136izbu137izbu143
      izbu144izbu145izbu146izbu147
  • Или водите через социальные сети

Интересное в сети




Последние комментарии

Дон
Ебашить укропов хохлушек бендеровцев их всех.
Порош
Хохланд укропия слава бендеровским пидарюгам
Гость bloodwin
Вы уважаемый не путайте технику, ваших времен, от техники настоящего времени
Сука нахуя придумывать колесо ,если оно уже придумано
А жирабасу который девушек подбил, надо было на месте череп проломить
русский
Подзабор. Говно. Тоскливо.
Дети. Дом. Работа. Пиво.
Обоссаная лестница на второй этаж.
Десять лет с метелкой стаж.
Раз в пять лет с женой в кино.
Подзабор. Тоска. Говно.

Самогонка. Патриоты. Украина.
Рыло в желто-синий цвет.
Ящик. майданутость в Бошке нудит.
Перевернутое о Рашке воображение.
Украина. Тупость. Нервы.
Танцы. Шум. "Крымнаш" просрал. Веселье.
Утро. Снова хуй сосать. Похмелье.

Цены. Доллар. Банк. Кредит.
Тёща как всегда нудит.
Снова майданутость в Бошке сидит.
Перевернутое о Рашке воображение.
Водка. Вещмешок. Консервы.
Секс с женой как в первый раз.
Поезд. В путь. Бомбить Донбасс.

Амерский инсктруктор. Полигон.
На паравозе в мирный дом.
ЛНР. Блокпост. Мы же патриоты.
А если трус. то бабушка в России
Первый бой. Три пули в жопе.
Страх. Обстрел. Осколок "Града".
Как всегда в котле награда.

Крест. Венок. Вдова. Плаксиво.
Подзабор. Говно. Тоскливо.
рф
сам ты хохлопидор говно